Меню Рубрики

Почему нельзя задерживать дыхание в акваланге

Техника безопасности в дайвинге тесно связана с физиологией человека. Именно поэтому медицине уделяется особое внимание при подготовке подводных пловцов, ведь это важно для осмысления происходящих с человеком под водой процессов.

О возможных травмах и болезнях, связанных с дайвингом, их профилактике и предотвращении вы сможете узнать, пройдя курс теоретической подготовки в нашем клубе.

В этой статье мы лишь приоткроем завесу и расскажем о некоторой специфике дайвинга, которая может пригодиться неискушенному пловцу (собирающемуся, например, совершить пробное погружение). Здесь же вы найдете советы врача.

Человеческий организм – сложная система, подверженная многочисленным влияниям со стороны внешней среды. Раздел курса «Водолазная Медицина» может быть бесконечным, ведь данному вопросу посвящено множество литературы и исследований. Мы не берем на себя смелость заявлять, что расскажем здесь обо всех аспектах этой темы, мы лишь проведем параллель между «очевидным» и «невероятным».

Фокус в том, что физические законы, действующие на поверхности, «усиливают» свое влияние под водой.

Так, согласно ему, подводный пловец подвержен действию противоположно направленных сил: силы тяжести и силы выталкивания. В зависимости от соотношения этих сил пловец обладает положительной, нейтральной или отрицательной плавучестью. В случае, когда одна сила становится резко больше другой, могут возникать аварийные ситуации вплоть до получения травм: баротравма (разрыв) легких, декомпрессионная болезнь, баротравма уха (разрыв барабанных перепонок), азотный наркоз… Именно поэтому нельзя «выскакивать» с глубины наперегонки “кто быстрее и выше выпрыгнет, как космонавт”, нельзя поднимать предметы со дна с помощью компенсатора плавучести, не рекомендуется прыгать в воду со сдутым жилетом. Необходимо аккуратно погружаться в незнакомых местах и при плохой видимости.

Этот закон тесно связан с законом Архимеда и гласит, что давление и объем обратно пропорциональны. Это важно для подводного пловца, так как его легкие (и некоторые другие полости организма) заполнены воздухом. При погружении воздух внутри сжимается, так как возрастает давление окружающей среды. При всплытии наблюдается обратный процесс: объем воздуха увеличивается при уменьшающемся абсолютном давлении. Отсюда выводы: нельзя задерживать дыхание при плавании с аквалангом, необходимо выдыхать воздух при свободном всплытии (аварийное всплытие на остаточном воздухе в легких), нельзя дышать на глубине сжатым воздухом и затем совершать всплытие на задержке дыхания.

Законы Дальтона посвящены парциальному давлению газов. Согласно им, газы меняют свои физические свойства с изменением парциального (и общего) давления. Так, кислород может стать ядовитым, азот – веселящим газом, гелий – «холодящим» газом, а угарный газ в несколько раз увеличивает свои отравляющие свойства. Таким образом, подводный пловец должен быть посвящен в особенности действия закона Дальтона, иначе он подвергает себя смертельной опасности.

Согласно закону Генри, растворимость газов увеличивается при повышении давления. Следовательно, чем глубже погружение и чем дольше пребывание под водой, тем выше уровень насыщения организма подводного пловца азотом (78% воздушной смеси). Казалось бы, это не так уж и важно, но именно пузырьки азота (образующиеся при нарушении правил погружения и всплытия), вызывают декомпрессионную болезнь (ДКБ).

Нельзя также забывать и о таких врагах подводного пловца, как холод и жара, которые могут вызывать соответственно переохлаждение и перегрев. Симптомы и последствия такого рода влияния окружающей среды на организм варьируются от головокружения до летального исхода, поэтому стоит запомнить два правила: не замерзать под водой, не перегреваться на поверхности.

Под водой вы неизбежно столкнетесь с многочисленными растениями и животными, которые могут быть потенциально опасны. Об этом мы рассказываем подробнее на теоретических занятиях по подготовке подводных пловцов, а также в разделе «Техника безопасности». Главное, что нужно запомнить подводному пловцу – ничего и никого не трогать под водой!

С какими же врачами подводник должен быть «на короткой ноге», чтобы подготовить свой организм к погружениям под воду, а также обезопасить себя от возможных травм? Во-первых, это, конечно, отоларинголог. Уши для пловца – это возможность в принципе преодолеть барьер возрастающего давления окружающей среды. Во-вторых, спецфизиолог: этот врач поможет Вам определить устойчивость организма к воздействию различных газов и болезней, а также вылечит при ДКБ от различных баротравм. В кабинете функциональной диагностики кардиолог «послушает» ваше сердце и сделает спирографию, чтобы определить параметры органов дыхания (объем легких, проходимость дыхательных путей и др.). Дантист же должен аккуратно лечить зубы, чтобы не подвергнуть вас опасности получения баротравмы зуба. Кроме этого, если вы страдаете хроническими заболеваниями, необходимо проконсультироваться с соответствующим специалистом о возможности совершения подводных погружений.

Наши инструкторы советуют регулярно проходить медицинское освидетельствование для вашей безопасности и уверенности в собственном организме.

источник

Дышать естественным образом на поверхности не тоже самое, что во время погружения под воду с аквалангом: дыхание через регулятор — неестественный акт, но погружение с аквалангом без него невозможно. Следует уделить особое внимание этой «неестественной» составляющей подводных приключений. Погружение на небольшую глубину в теплой воде — это погружение для отдыха в комфортных и в известной степени безопасных условиях. В случае погружения, например, к затонувшему объекту на глубину порядка 40 м приводит к увеличению физической нагрузки, а дыхание через регулятор может вызвать значительное изменение уровня кислорода, двуокиси углерода и азота в различных тканях организма. Подобные перемены в свою очередь могут вызвать резкое изменение в функционировании дыхательной системы. Отсюда вывод: при погружении с аквалангом вы должны осознанно регулировать свой дыхательный процесс, с тем, чтобы избежать возникновения панических состояний и потери самоконтроля, если вдруг вы почувствуете нехватку воздуха или изменения в вашем самочувствии. Человек в состоянии паники совершает необдуманные спонтанные действия, которые могут привести к эмболии или декомпрессионным состояниям, а в случае потери сознания вы рискуете просто утонуть.

Причины возникновения панических состояний или потери сознания под водой часто трудно точно определить, но природа травм и медицинские заключения, сделанные по поводу несчастных случаев под водой косвенно подтверждают, что регуляция дыхания в этих случаях играет важную роль. К сожалению, сведения о глубинных механизмах влияния дыхания на психическое и эмоциональное состояние человека далеко не полные, т.к. исследования, по понятных причинам, проводятся достаточно редко.

Дыхание в обычных условиях осуществляется рефлекторно, такой механизм заложен природой, чтобы обеспечить физиологически необходимое содержание кислорода и двуокиси углерода в крови и тканях. Мы не задумываемся как это делается — просто дышим. Отличные от обычных уровни кислорода, двуокиси углерода и азота могут оказывать на организм независимое, кумулятивное или интерактивное влияние, которое обостряется глубиной погружения, уровнем физической нагрузки, задержкой дыхания и повышением плотности вдыхаемого газа. Ни в коем случае не следует под водой терять контроль над дыханием.

Случай 1. Последствия накопления двуокиси углерода и диспноэ (нарушение частоты дыхания).

«Мы испытывали новый велотренажер-эрогонометр в изолированной камере при повышенном давлении воздуха. В таких условиях достаточно выражено действие азотного наркоза. Наше состояние было удовлетворительным до тех пор, пока мы не перешли на дозированную подачу воздуха, которая обеспечивала нам лишь половину от необходимого притока свежего воздуха. Напарник прекратил крутить педали уже через 3 минуты эксперимента, у него упала температура тела и «закатились» глаза. Я продолжил испытание, хотя понимал, что воздуха не достаточно, но был решительно настроен завершить эксперимент. В итоге я довел себя до состояния забытья, выходя из которого я испытал самое жуткое ощущение в моей жизни — чувство удушья. Если бы я и мой напарник находились в воде мы неминуемо утонули бы.» Спецфизиолог E. Lanphier.

Читайте также:  Флавоноиды в каких продуктах содержится таблица

Накопление двуокиси углерода и нарушение частоты дыхания — причина возникновения панических состояний.

Смеси, которыми аквалангист дышит под водой, практически всегда содержат больше кислорода, чем требуется. Пусковым моментом рефлекторного акта дыхания является накопление в крови двуокиси углерода. Парциальное давление кислорода в газовых смесях для дыхания под водой выше нормы, которая составляет 0,21 атм., а биохимия крови не приспособлена к нормальному газообмену кислорода и двуокиси углерода при таких условиях. Большая часть кислорода, поступающего в организм, переносится в химическом соединении с гемоглобином, содержащемся в красных кровяных тельцах (эритроцитах), в то время как углекислый газ в большей степени растворяется в жидких фракциях крови. На поверхности содержание кислорода в венозной крови понижено, а молекулы двуокиси углерода связываются с освободившимся от кислорода гемоглобином. При повышенном парциальном давлении кислорода во время погружения под воду относительная концентрация в венозной крови связанной гемоглобином двуокиси углерода снижается, т.к. значительно количество гемоглобина по-прежнему занято кислородом, но увеличивается концентрация двуокиси углерода, растворенной в крови, что приводит к общему повышению уровня двуокиси углерода в крови и тканях. Таким образом, не смотря на то, что относительное содержание кислорода в крови достаточно, центр нервной системы, регулирующий дыхание, постоянно получает сигнал, что нужно активизировать дыхание.

При нормальных обстоятельствах высокий уровень СО2 вызывает у человека учащенное дыхание и усиление вентиляции легких приводит к выводу из организма избытка СО2. Под водой этот механизм не срабатывает — даже при учащенном дыхании уровень двуокиси углерода не понижается, повышенное давление в окружающей среде просто не позволяет легким выделить весь накопленный СО2, в результате появляется одышка (диспноэ) и субъективное ощущение «нехватки» воздуха.

Причины накопления двуокиси углерода в организме могут быть различными. На поверхности допустимые уровни физической нагрузки лимитируются, преимущественно, особенностями сердечно-сосудистой системы. Но во время дайвинга именно функции дыхательной системы становятся ограничивающим фактором. При погружении на глубину происходит перераспределение объема крови от нижних конечностей к легким, что в совокупности в повышением давления приводит к уменьшению общего объем легких и, соответственно, изменению режима дыхания. Нормальное функционирование дыхательной системы затрудняется и из-за необходимости преодолевать сопротивление потока вдыхаемого через регулятор воздуха, что вызвано ростом плотности вдыхаемого газа при увеличении с одной стороны глубины и давления, а с другой — нарастанием утомления при увеличении физических нагрузок.

Обычно дыхание через регулятор требует некоторого дополнительного усилия, чтобы открыть свободный поток воздуха через систему подачи. Это не представляет никакой проблемы для аквалангиста, совершающего несложное погружение в хорошо отрегулированном современном оборудовании. Но при определенных условиях, например, из-за разницы давления, зависящей от того, на какой глубине находятся легкие аквалангиста, а на какой — регулятор первой ступени, требуются дополнительные усилия для нормального дыхания.

Концентрация двуокись углерода в организме может увеличиться во время дайвинга, если возникает стрессовая ситуация, человек испытывает волнение или, возможно, азотный наркоз препятствует нормальному дыханию. Иногда аквалангисты сознательно ограничивают дыхательную активность, тормозят дыхание, чтобы сохранить побольше воздуха, что может стать причиной головных болей, появляющихся после погружения.

Нарушение ритма дыхания, паника и быстрое всплывание на поверхность.

Избыток двуокиси углерода обычно вызывает ощущение затрудненного дыхания или одышки, в результате человек испытывает испуг, часто сопровождающийся панической реакцией. Возможна и противоположная ситуация — так как парциальное давление кислорода увеличивается, рост концентрации двуокиси углерода может стать менее эффективным сигналом к усилению вентиляции, что приводит к дальнейшему накоплению СО2.

Важность равномерного дыхания под водой не всегда в достаточной степени подчеркивается во время первоначальной подготовки аквалангистов. Неопытные новички, хотя и прошедшие специальную подготовку, особенно подвержены панической реакции на одышку, что часто приводит к неоправданно быстрому всплытию на поверхность, а это, как известно, прямой путь к декомпрессионной болезни или закупорке кровеносных сосудов, а часто и того и другого вместе.

Если человек предполагает, что дыхание под водой ничем не отличается от дыхания на поверхности, его ждет неприятный сюрприз, если на глубине ввиду реальной или кажущейся экстренной ситуации у него возникнет потребность в активизации дыхания. Хотя такая ситуация может быть очень поучительной, в плане накопления опыта поведения под водой, но, скажем прямо, это не лучший способ получать знания.

Если по какой-либо причине вам не избежать внезапного увеличения физической нагрузки, специалисты рекомендуют увеличить вентиляцию легких путем более глубокого дыхания, но не за счет учащения ритма. Это лучший способ избежать ощущения, что у вас «перехватывает» дыхание или не хватает воздуха. Как быть если вы все-таки «потеряли» дыхание? Лучший способ прекратить какие-либо движения, расслабиться и дать возможность дыханию восстановиться.

Как избежать «азотного наркоза» и уменьшить накопление двуокиси углерода в тканях.

Риск потери сознания под водой в следствие «азотного наркоза», отравления кислородом или избыточного накопление углекислого газа, прямо пропорционален глубине, на которую вы погружаетесь на обычном воздухе.

Аквалангистам, которые намерены совершать глубоководные погружения, следует использовать смеси «Гелиокс» — гелий и кислород, либо траймикс — гелий, азот и кислород. Правда использование этих смесей также имеет свои ограничения и требует дополнительной тренировки, опыта и специального оборудования.

Несчастные случаи, травмы и безопасность.

Прямые доказательства причинно-следственной связи между нарушением дыхания возникновением паники и неоправданно быстрого всплытия встречаются редко, однако, данные, опубликованные в отчете DAN «Декомпрессионные состояния и несчастные случаи при погружении с аквалангом» за 2000 год позволяют предположить, что именно неоправданно быстрое всплытие часто сопровождает несчастные случаи с получением травм вплоть до смертельного исхода. На рисунке 1 приведены сравнительные данные о том, как часто неоправданно быстрое всплытие сопровождало погружения с получение тяжелых травм, смертельным исходом и благополучные погружения без последствий для здоровья. Итак, неоправданно быстрое всплытие зафиксировано в 38 % погружений со смертельным исходом, в 23 % погружений, повлекших травмы и в 1 % благополучных, с точки зрения несчастных случаем, погружений.

Причин неоправданно быстрого всплытия может множество, в том числе потеря контроля за плавучестью или нехватка воздуха для дыхания. На рис. 2, например, приведены данные о том, что нехватка воздуха была зафиксирована в 24 % случаях со смертельным исходом, в 5 % случаев, повлекших травмы, и лишь в 0,3 % благополучных погружений.

Случай 2. Потеря сознания на глубине.

В условиях барокамеры, заполненной водой, моделировалось погружение на глубину 54 метра. Испытуемый «плыл» преодолевая сопротивление, которое создавалось тросом, прикрепленным к грузу. Потребление кислорода составляло 2 литра в минуту. В эксперименте испольховался ребризер закрытого цикла. Парциальное давление кислорода поддерживалось на уровне 1,4 атм. Остальной состав смеси — азот в концентрации дающей наркотический эффект соответствующий дыханию воздухом на глубине 53 метра. Наблюдатель зафиксировал тот факт, что испытуемый постоянно во время эксперимента увеличивал интенсивность выполнения упражнения, не смотря на указание снизить нагрузку. Неожиданно, без всякого предупреждения испытуемый потерял сознание. Эксперимент был немедленно прекращен, испытуемый был извлечен из камеры и очень быстро пришел в себя.

Читайте также:  Чем можно нафаршировать шампиньоны фото и описание как готовить

Случись такая ситуация в условиях реального погружения, последствия могли бы быть столь же серьезные, что и описанные ниже.

Случай 3. Потеря сознания во сремя глубоководного погружения, повлекшая смерть.

Два опытных аквалангиста совершали погружение к затопленному на глубине 42-51 метр объекту. Через 15 минут нахождения на глубине один из аквалангистов дал знак своему бадди, что у него неприятности и они начали вместе подъем на поверхность. На глубине 24 метра пострадавший дайвер потерял сознание и выпустил регулятор. Попытка бадди вставить регулятор в рот товарища, окончилась неудачей. В результате пострадавший скончался в результате утопления. Аутопсия показала, что первопричиной несчастного случая послужило нарушение сердечной деятельности.

Учащенное дыхание на глубине приводит к накоплению СO2 в организме человека. Этот эффект становится очевидным при увеличении парциального давления кислорода до 1,4 атм. Повышение концентрации двуокиси углерода в организме человека может оказывать «наркотический» эффект. Азотный «наркоз» и «наркоз», вызванный накоплением двуокиси углерода, имеют взаимодополняющий эффект, т.е. если аквалангист находится под воздействием обоих «наркозов», риск потери сознания увеличивается. Эффект таких явлений как азотный «наркоз», повышенные физические нагрузки, затруднение дыхания, высокое парциальное давление кислорода и накопление двуокиси углерода проиллюстрирован вышеописанными случаями. Повышение концентрации двуокиси углерода также приводит к усилению внутричерепного кровотока, следовательно — повышенное снабжение кислородом головного мозга, возможный результат — кислородное отравление нервной ткани. Комбинированный эффект азотного и углеродного «наркозов» и кислородного отравления многократно повышает риск нарушения сознания. Усугубляющее действие оказывает повышение физической нагрузки и увеличение плотности вдыхаемого газа, что опять же влечет за собой накопление в крови двуокиси углерода. Рисунок 3 иллюстрирует связи между глубиной погружения, физическими характеристиками газов, уровнем физической нагрузки и риском потери сознания.

Не вызывает сомнений, что чувствительность или устойчивость к отравлению двуокисью углерода или кислородом, равно как и к азотному наркозу в большой степени зависит от индивидуальных особенностей организма того или иного человека. К сожалению, мы не располагаем достаточно надежными методами, которые позволили бы с уверенностью диагносцировать индивидуальную переносимость и ее изменение в тех или иных условиях.

В заключении можем лишь рекомендовать обращать особое внимание на процесс вашего дыхания при погружении под воду с аквалангом: какими бы ни были ваши индивидуальные особенности рекомендуем держаться в рамках безопасной статистики.

источник

Глава 7. О ГИПЕРВЕНТИЛЯЦИИ И О ТОМ, КАК ПРАВИЛЬНО ДЫШАТЬ В АКВАЛАНГЕ

Характерно, что массовое увлечение подводным плаванием увеличило не только число несчастных случаев на воде, но и способствовало появлению своеобразных несчастных случаев на суше, которые, как это ни странно, имели прямое отношение к подводному спорту. Так, ныряльщики иногда теряли сознание еще на берегу или в лодке во время проведения длительной гипервентиляции. Случалось также, что доморощенные аквалангисты терпели фиаско в собственной ванне при испытании нового снаряжения.

Чтобы понять причины этих несчастных случаев, необходимо опять-таки вернуться к рассмотрению процесса, так называемого, внешнего дыхания.

Сущность гипервентиляции легких воздухом сводится не столько к накоплению запасов кислорода в организме, сколько к удалению возможно большего количества углекислого газа, так как усиленное промывание легких атмосферным воздухом может повысить содержание кислорода в альвеолярном воздухе только на 0,1-0,2 литра. Дополнительного насыщения крови кислородом при этом почти не происходит; ведь у здоровых людей гемоглобин крови при обычном дыхании почти полностью насыщен кислородом. Самое большее, что может быть воспринято кровью дополнительно, это 0,05-0,1 литра кислорода. Такое количество кислорода обеспечивает возможность задержки дыхания в покое в среднем еще на одну минуту, а при мышечной работе, в зависимости от ее интенсивности, только на 15-25 секунд, не больше.

При частых и глубоких вдохах и выдохах напряжение углекислого газа в альвеолярном воздухе резко падает и углекислота крови начинает усиленно выделяться в легкие. Так как поступление углекислоты из тканей в кровь остается прежним, а выделение ее усиленно, то наступает понижение ее напряжения в крови.

На первый взгляд возможности гипервентиляции в продлении пребывания под водой очень велики, так как из предыдущих глав мы помним, что возбуждение дыхательного центра зависит в основном от увеличения парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе. Но, к сожалению, это не совсем так.

Усиленная вентиляция легких может продолжаться без опасных последствий обычно только в течение 1-2 минут. Если она продолжается 5-6 минут, то человек начинает чувствовать головокружение, звон в ушах, спутанность сознания, нарушение координации движения и другие симптомы, характерные как для гипервентиляции, так и для кислородного голодания. Если энергичная гипервентиляция продолжается 15-20 минут, наступают судороги и потеря сознания.

Иногда усиленная гипервентиляция, продолжающаяся даже немногим более 2-3 минут, может привести к непроизвольной остановке дыхания (апноэ) на 1-2 минуты. Происходит апноэ потому, что прекращается потребность организма в дыхании. Оно восстановится только тогда, когда содержание кислорода и углекислого газа в альвеолярном воздухе достигнет определенной нормы. Возможно, кто-то сделает из только что сказанного поспешный вывод, что апноэ довольно безобидно: ведь организм сам позаботится о себе и вовремя возобновит дыхание. На самом же деле апноэ опасно. Но посмотрим, что может произойти после усиленной гипервентиляции.

По окончании гипервентиляции парциальное давление углекислого газа в альвеолярном воздухе составит в среднем 12 мм рт.ст., а кислорода — 136 мм рт.ст. При отсутствии дыхания через минуту парциальное давление углекислого газа в альвеолах поднимается соответственно до 35 мм рт.ст., а давление кислорода упадет до 52 мм рт.ст. К концу второй минуты при отсутствии дыхания напряжение углекислого газа еще не достигает нормы, необходимой для стимуляции дыхания, в то время, как напряжение кислорода упадет до 32 мм рт.ст. При таком парциальном давлении кислорода в альвеолярном воздухе гемоглобин крови насыщен лишь на 55 процентов, т, е. на 40 процентов меньше, чем в нормальных условиях. При этом весь организм, и в первую очередь головной мозг, сосуды которого при снижении напряжения углекислоты в крови сужаются, находится в условиях острого кислородного голодания. Но при недостаточно высоком парциальном давлении углекислого газа роль падения парциального давления кислорода как сигнала к возобновлению дыхания резко понижается. В результате этого потеря сознания наступает раньше, чем возобновится дыхание. Потеря же сознания на воде перед нырянием или во время него может закончиться утоплением.

Американский физиолог Альберт Краг описывает восемь случаев, когда в результате гипервентиляции в течение двух минут и даже менее (10-12 вдохов) ныряльщики теряли сознание. При этом пятеро погибло (двое из них утонули в бассейне).

Для выяснения механизма потери сознания у ныряльщиков Альберт Краг провел лабораторные исследования, воспроизводившие все фазы ныряния: гипервентиляцию, задержку дыхания с физической нагрузкой, вдох. В результате опытов было установлено, что физическая нагрузка после гипервентиляции повышала парциальное давление углекислого газа, но его роль, как сигнала к возобновлению дыхания, резко снижалась. При таких обстоятельствах сигнал может возникнуть с роковым опозданием, поскольку в это же время парциальное давление кислорода падает до уровня, вызывающего кислородное голодание головного мозга.

Читайте также:  Почему нельзя белье сушить на двери

Имели место два случая потери сознания и при спусках с аквалангами. Два из них произошли в Ленинградском морском клубе. Отравление вредными примесями исключалось, что подтвердил и анализ проб, взятых из баллонов акваланга. Спортсмены перед погружением чувствовали себя хорошо. Явно, что с ними было не простое обморочное состояние. В чем же причина?

Дело в том, что дыхание в акваланге, в отличие от дыхания в других подводных аппаратах, характерно удлиненной фазой вдоха — до 80 процентов времени дыхательного цикла. Это обусловлено тем, что в аквалангах большее сопротивление падает на вдох, а не на выдох, как в большинстве кислородных аппаратов. При высоком же сопротивлении на вдохе возникает некоторое учащение дыхания и уменьшение его глубины, (она падает почти на 43 процента). В результате происходит уменьшение объема легочной вентиляции. Особенно ярко это проявляется в состоянии покоя, причем изменения усиливаются по мере повышения сопротивления.

Во время физической работы сопротивление на вдохе (если оно не очень велико) практически не изменит частоты дыхания и объема вентиляции. Но высокое сопротивление, например 200 мм вод. ст. при легочной вентиляции 60 литров в минуту, делает дыхание реже и снижает минутный объем легочной вентиляции на 10-15 процентов. Это, в свою очередь, приводит к повышению напряжения углекислоты в крови, вызывает одышку. Обычно нескольких глубоких вдохов-выдохов хватает, чтобы нормализовать состояние спортсмена. Но если он и дальше, по неопытности, будет усиленно вентилировать легкие, то на третьей или четвертой минуте появятся симптомы, характерные для длительной гипервентиляции. А затем могут возникнуть апноэ и потеря сознания.

У хорошо тренированных спортсменов-подводников дополнительное сопротивление дыханию на вдохе не приводит к уменьшению легочной вентиляции с последующим возникновением гипервентиляции, апноэ и потери сознания. Объясняется это тем, что тренированный спортсмен, растягивая фазу вдоха, снижает скорость потока воздуха и тем самым уменьшает сопротивление на вдохе.

Первая помощь при потере сознания во время плавания под водой как с аквалангом, так и без него, заключается в быстром извлечении пострадавшего из воды. Если загубник не выброшен и вода не попала в дыхательные пути, то как можно быстрее приступают к искусственному дыханию по методу изо рта в рот. Этого достаточно для возобновления естественного дыхания. В случае попадания в дыхательные пути воды пострадавшему следует оказывать помощь, как при утоплении, а при симптомах баротравмы легких (кровавая пена, боли за грудиной, поверхностное дыхание с тяжелым выдохом) необходимо применить специальное лечение в рекомпрессионной камере.

Профилактика непроизвольной остановки дыхания (апноэ) и потери сознания заключается в обучении спортсменов-подводников правилам дыхания в аквалангах, а также в правильном проведении гипервентиляции перед нырянием. Время проведения усиленной вентиляции легких не должно превышать 1-2 минут. К тому же, по данным В. С. Фарфеля, более длительная гипервентиляция почти не увеличивает время задержки дыхания.

Каждому начинающему спортсмену-подводнику для определения чувствительности своего организма к снижению парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе целесообразно провести усиленную вентиляцию легких в течение 2-3 минут до появления выраженных симптомов (головокружение, спутанность сознания, нарушение координации движения и т. д.). Но такая “пробная” гипервентиляция должна проводиться только под наблюдением врача и в кресле, из которого нельзя выпасть при неожиданной потере сознания.

В связи с этим вспоминается случай на одном из занятий по специальной физиологии. Было предложено кому-нибудь из слушателей сделать гипервентиляцию. Охотников не оказалось, но спустя десять минут один из курсантов упал со стула. Оказывается, он все же решил провести эксперимент самостоятельно. Опыт мог закончиться трагически, ударься он во время падения виском об угол стола.

Правильное дыхание в акваланге под водой — редкое, глубокое, ритмичное, с удлиненным вдохом и коротким выдохом. У опытных спортсменов-подводников, которые правильно дышат в аквалангах и не подвержены панике, вызывающей непроизвольную гипервентиляцию, апноэ с потерей сознания не случалось.

А теперь напомним об опасности отравления угарным газом (окисью углерода).

В 50-е годы, когда многие изготовляли самодельные акваланги и когда еще не было в достаточном количестве специальных станций для зарядки аквалангов, баллоны нередко заполнялись техническим воздухом, содержащим выхлопные газы и продукты неполного сгорания масла. А поскольку испытания самодельных аквалангов, из ложного самолюбия, как правило, проводятся в тайне, то бывали случаи отравления окисью углерода и заканчивались они порой трагично. Коварство окиси углерода в том, что она не пахнет, а у отравленного быстро развивается общая мышечная слабость. Пострадавший не в состоянии сделать что-либо для своего спасения, хотя еще в сознании.

Отравление окисью углерода еще опаснее при спусках в открытом море. Один из сподвижников Жак-Ива Кусто, погружаясь в знаменитом Воклюзском гроте, едва не распрощался с жизнью из-за того, что в воздухе, которым были наполнены баллоны акваланга, оказались выхлопные газы.

Признаки отравления угарным газом следующие: головная боль, одышка, учащенное сердцебиение, звон в ушах, головокружение, стук в висках. В тяжелых случаях отравления наблюдается мышечная слабость, рвота и общие судороги с потерей сознания. При первых же признаках отравления выхлопными газами необходимо тотчас выйти из воды и попросить о помощи.

Пострадавшего необходимо раздеть и оставить на свежем воздухе. В большинстве случаев этого бывает достаточно. В более тяжелых случаях, когда пребывание на свежем воздухе не помогает, необходимо дыхание кислородом.

Наибольший лечебный эффект дает пребывание в рекомпрессионной камере. Давление в ней должно быть повышено до 1,5-2,0 кгс/см 2 . В тяжелых случаях показано дыхание кислородом с использованием ингалятора под давлением 2 кгс/см 2 . Но время дыхания кислородом под давлением не должно превышать 30-60 минут. После выдержки под давлением проводится декомпрессия, предусматривающая периодическое дыхание кислородом или воздухом в соответствии с лечебной таблицей. Во время дыхания кислородом необходимо периодически проводить вентиляцию рекомпрессионной камеры, чтобы в атмосфере камеры не повышалось содержание кислорода более 25 процентов, так как это опасно в пожарном отношении.

Для предупреждения отравления угарным газом необходимо следить, чтобы выхлопные газы не засасывались компрессором. Для этого всасывающий патрубок компрессора нужно располагать в наветренной стороне, в зоне чистого воздуха. При пользовании компрессорами, у которых всасывающий патрубок расположен близко от выхлопного, на него навинчивают гибкий шланг, свободный конец которого отводят в зону чистого воздуха. Если компрессор установлен в закрытом помещении, то конец всасывающей трубы должен быть выведен наружу. Но при этом еще необходимо следить и за герметичностью соединения всасывающего патрубка компрессора с гибким шлангом.

Один раз в квартал должен проводиться анализ воздуха, нагнетаемого компрессором, в санэпидлаборатории.

Сжатый воздух в транспортных баллонах разрешается хранить не более одного месяца.

источник