Меню Рубрики

Почему нельзя ходить в маске по улице

Депутат Заксобрания Ленобласти отмечает, что его инициатива направлена на повышение общественной безопасности.

В России разрабатывается законопроект, призванный ограничить ношение медицинских масок в общественных метах. Соответствующий документ с просьбой рассмотреть возможность введения такого ограничения направлен на имя главы МВД Владимира Колокольцева, сообщает портал News.ru. Автор документа — депутат Законодательного собрания Ленинградской области Владимир Петров — отмечает, что разрешить использование маски на улицах можно лишь в тех случаях, когда её отсутствие может нанести доказанный вред здоровью человека.

— Ношение маски должно быть разрешено только в тех случаях, если существует конкретная эпидемиологическая или иная медицинская опасность. В противном случае нерегламентированное ношение маски останется лазейкой для преступников и террористов, — говорится в тексте обращения.

Депутат подчёркивает, что медицинские маски и респираторы постепенно превращаются в модный аксессуар. А число человек со скрытыми лицами на улицах неминуемо приведёт к снижению уровня безопасности.

Согласно российскому законодательству, в настоящее время скрывать лицо медицинскими масками в общественных местах запрещено лишь участникам митингов. Этот же закон распространяется на любые иные способы сокрытия личности манифестанта. При этом аналогичные запреты есть в большинстве стран мира.

В то же время врачи высказываются за то, что ношение медицинских масок может только пойти на пользу людям, особенно жителям мегаполисов. По мнению профессора РНИМУ им. Н.И. Пирогова, пульмонолога Александра Карабиненко, прежде всего это облегчает жизнь аллергикам и астматикам.

— Ношение масок или респираторов целесообразно при плохом экологическом состоянии внешней среды. Они защищают от пыли, пыльцы. Особенно полезно закрывать лицо тем, кто страдает астмой или аллергическими ринитами, живёт рядом с промзоной или с дорогой, — считает врач.

Тем, кто часто использует медицинскую маску на улице, врач напомнил, что её необходимо менять каждые три часа. В противном случае маска начинает накапливать вредные вещества, её защитные функции теряются.

источник

«Я неделю носил маску на улице и в метро». Как полиция, продавцы и прохожие реагировали на маску против распознавания лиц

Москва занимает второе место в мире по числу камер видеонаблюдения на душу населения: на тысячу человек приходится 11,63 камеры. Это в два раза больше, чем в Гонконге, и в шесть раз больше, чем в Пекине. Как минимум 160 городских камер подключены к системе распознавания лиц. Система работает на митингах, в наземном транспорте и в метро. Маскировка очками, капюшоном или кепкой не спасает, а специальный макияж и бесформенные маски привлекают слишком много внимания…

Американский художник Лео Сельваджио придумал маску URME еще в 2014 году. 3D-маска с внешностью Лео помогает обмануть системы распознавания лиц: они идентифицируют по маске художника, а не человека, который за ней скрывается. По словам Лео, смысл проекта в том, чтобы заменить свое лицо чужим, не привлекая внимания окружающих. Специальный корреспондент The Village Иван Сурвилло неделю носил маску — на улице, в метро и общественных местах, — чтобы понять, как на нее реагируют полицейские и прохожие.

Удобство ношения

В первый раз минут пять пытался найти нужное положение, чтобы глаза были по центру глазниц и смотрелись более-менее естественно. Оказывается, для этого надо просто прижать маску к носу и поднять резинку на затылок.

Маска URME сделана из композитного материала, покрыта матовым лаком и полностью повторяет лицо Лео Сельваджио. Резинка, которая идет в комплекте, слишком сильно прижимает маску к лицу, так что через пять минут становится больно. Чтобы продолжить эксперимент, пришлось заменить резинку тонкой красной ниткой, для надежности сложив ее в пять раз. Надел очки — они держались, но маска еще сильнее давила на уши.

Изнутри URME похожа на лакированный пластик телесного цвета, но после нескольких дней ношения она обесцвечивается от пота и напоминает гипсовый посмертный слепок. Маска чуть-чуть закрывает боковой обзор, ее края прилегают плотно, а вот подбородок — не очень: в щель можно просунуть мизинец, на улице туда задувает ветер.

Первая прогулка

На Арбате в десять утра народу не так много, и на мой внешний вид прохожие никак не реагируют. Я специально замедлил шаг, проходя мимо полицейских, — они тоже не обратили на меня внимания. Замечали меня только дети. Сначала — маленькая девочка на улице. Она долго смотрела на мое лицо, а потом начала что-то возбужденно говорить маме, но той, кажется, было все равно. Потом, в вагоне метро я встал у задней двери, и рядом была девушка с малышом на руках. Он дважды схватил маску за нос, но никто вокруг не обратил на это внимания, в том числе его мать.

На улице внутренняя часть маски постепенно покрывалась капельками пота. Сначала это раздражало, но через полчаса поймал себя на мысли, что не чувствую маски — просто привык к ней. Потихоньку начал уставать нос, на котором лежал основной вес конструкции. Еще нос ощущал слабый сладкий запах: видимо, так пахнет лак, который покрывает ее изнутри.

На входе в редакцию я хотел снять маску, чтобы не шокировать охрану, но замешкался: класть в рюкзак не решился — боялся поцарапать, нести в руке — слишком крипи. Тупил минуту, потом просто прошел мимо охранника в ней.

Вечером пошел снег. Сама маска от него не пострадала, но ветер задувал под нее сильнее. Пластик стал холодным и неприятным. Чтобы согреться, начал дышать в нее ртом. Стало теплее, но принялись слезиться глаза. Моргать в маске неудобно: несколько раз чувствовал, будто ослеп на секунду, — приходилось уворачиваться от столкновения с прохожими.

«Я никому не интересен»

Маску я носил (почти не снимая) всю неделю. За это время раз пять заезжал за едой в разные магазины. Лишь однажды охранник «Азбуки вкуса» заметил на мне маску, потянулся было к рации, но так никого и не вызвал. По пятам не ходил, только поглядывал в мою сторону. В «Пятерочке» ни охрана, ни продавцы мной не заинтересовались.

Ради эксперимента зашел в большой торговый центр: фланировал по «Европейскому» около часа, заходил в Nike, Banana Republic и Henderson. Даже консультанты не удостоили меня вниманием.

Несколько раз покупал еду в кафе и киосках с шаурмой. Продавали без вопросов и уточнений. Проблема была в том, что по условиям эксперимента снимать маску на улице нельзя, поэтому поесть на ходу не получалось.

Один раз пришлось съездить в Сбербанк, поменять деньги. Сотрудница внимательно посмотрела на маску, сама выбила номерок в очереди и проводила до стеклянной двери, где находится обменное отделение. Больше ничего необычного.

В маске был даже на встрече с приятелем. Мы сидели в баре около часа: никакой реакции от посетителей бара и сотрудников не было. Правда, мой голос из-под маски слышен очень плохо, и беседы толком не получилось.

Самый показательный случай произошел в середине недели на перекрытом Новом Арбате: я решил снять на телефон гигантский кортеж (скорее всего, ехал кубинский лидер Рауль Кастро). Достал телефон и услышал резкий и неприятный голос: «Молодой человек, телефон уберите!» Сквозь прорези маски увидел, как мужчина в черном пальто идет ко мне быстрым шагом. «Я запрещаю вам снимать. Кто я — не имеет значения. Немедленно выключите камеру, дайте мне паспорт и отдайте телефон. Посмотрим, что наснимали». Во время монолога мужчина подошел ко мне неуютно близко, но экран моего телефона интересовал его больше моего лица. Я молча положил телефон в карман и спустился в подземный переход.

Зачем нужна маска

Маска в очередной раз подтвердила: в большом городе на тебя всем плевать. За семь дней на меня обратили внимание четыре раза: два раза дети, один раз — охранник из «Азбуки вкуса» и еще раз — сотрудница в банке.

Читайте также:  Почему нельзя приходить на кладбище ночью

Кажется, носить URME постоянно европейскому обывателю как-то глупо и не очень понятно, зачем. Все равно что постоянно держать в квартире юриста, электрика и батюшку на случай внезапной необходимости собственного соборования. Но если вам есть что скрывать или вы цените свою анонимность, то маска — нормальный и вполне рабочий вариант.

источник

В теме (есть такая милиция) возникла подтема о том, можно ли раскрашивать машину в милицейские и т.п. цвета, ходить гражданским в военной форме и вообще пошло рассуждение на тему Что не запрещено, то разрешено.
Запрещено ли законом ходить по улицам обычным гражданам в подобных масках?

Фото взято из свободного доступа в фото форумчан.

запомни пароль:
это не маска,а шапка. на улице холодно, а у меня кожа нежная, вот и ношу такую.
испокойно носи.
прада могут вознинуть такие ситуации
клац

Почему бы и нет? Неоднократно видел парней в масках. К тому же чем формально она отличается от медицинской, в которой множество народа ездит по метро в разгар эпидемий гриппа? Кстати, можно не устрашающую чОрную носить, но и раскрасить в веселые цветочки.

Эта, у меня нет желания такую носить
Я просто представляю ситуацию: вот так едешь вечером в метро, заходят в полупустой вагон несколько человек в таких масках. И вроде пока ничего не совершают, мирно стоят возле тебя. Но как-то неуютно себя чувствуешь и хочется побыстрее свалить из вагона, правда?

едешь вечером в метро, заходят в полупустой вагон несколько человек в таких масках

К тому же чем формально она отличается от медицинской, в которой множество народа ездит по метро в разгар эпидемий гриппа?

В Москве живу давно, людей в метро в медицинских масках ни разу не видел. Они наверно есть, но насчет множества ты приукрасил я думаю.
Формально она ничем не отличается, да. Поэтому и возник вопрос — вроде бы и запрещать ее не за что, а какое-то чувство мне подсказывает, что менты будут нервничать при виде человека в такой маске.

В медицинских масках людей видел.

это будет называтся «подозрительная личность», и будет привлекать внимание соответствующих лиц.

Это будет называться «похож на фоторобот одного террориста»

можно не устрашающую чОрную носить, но и раскрасить в веселые цветочки.

формального запрета может быть и нет
но остановят сразу же, а могут еще и в отделение доставить (и правильно сделают)

Да ладно, почему правильно? Может, люди в клуб едут на тематическую костюмированную вечеринку. Кстати, на многих демонстрациях некоторые участники таким образом скрывают свое лицо.

если не боишься что пристрелят -то можно

нехай перед клубом свои маски напяливают

Запрещено ли ходить по улицам в маске?

Видимо, лавры Медведа01 кому-то покоя не дают.
Может быть, хочется экстремального времяпровождения.

Кажется я понял, почему «нельзя».
Затюкают члены своего же стада: нельзя, не положено, не выделяйся.

Кажется я понял, почему «нельзя».
Затюкают члены своего же стада: нельзя, не положено, не выделяйся.

Давайте изменим условия задачи.
Как я сказал, черная маска наверняка вызовет чувство опасности у большинства населения — таковы стереотипы: кино, телевидение, суровая жизнь, понятно.
А как вы отнесетесь к трезвому, не под кайфом, психически нормальному человеку, громко поющему в вагоне метро?
Пусть это будет какая-то нейтральная песня, не затрагивающая ничьих религиозных, моральных, эстетических и тому подобных чувств. Если вы и здесь захотите прицепиться к словам (условию задачи то пусть это даже будет просто пение «а-А-а-а-А» без слов на любой мотив.
Итак, едешь ты ночью в метро в полупустом вагоне и на станции заходят пятеро крепких парней. И подходят они значит к тебе и громко поют какую-то безобидную песню. Что-то как-то неуютно стало и захотелось свалить срочно из этого вагона, правда?
А если это один поющий человек в час пик в вагоне метро, то тоже как-то вдруг неуютно становится. И если этот человек не угомонится и не прекратит петь под ошалелыми взглядами других пассажиров, то на следующей станции этот вагон будет полупустым, несмотря на час пик.
Так чего, тоже правильно сделают если его в отделение заберут? «А то вдруг на людей кидаться начнет»?

Потому что у нас неправовое государство.

Ты расписываешь это, как какую-то фантастическую ситуацию, однако она происходит сплошь и рядом! Может, конечно, в Питере всё не так, как у вас в Москве
1) На красной ветке в вагоны заходят «афганцы» и поют какие-то песни с целью сбора милостыни. Никто особо не парится.
2) Когда на синей ветке работал, несколько раз ездил по вечерам в одном вагоне с чуваком, который играл в вагоне на губной гармошке. Меня это наоборот радовало, и не видел, чтобы кто-то в панике покидал вагон

какой-то подростковой херней ты занимаешься. ну еще возьми муляж пистолета и размахивай им на улице. а потом страдай, что это злое общество не понимает твоей страсти к самовыражению.

но остановят сразу же, а могут еще и в отделение доставить (и правильно сделают)

источник

Как полиция, продавцы и прохожие реагировали на маску против распознавания лиц

Москва занимает второе место в мире по числу камер видеонаблюдения на душу населения: на тысячу человек приходится 11,63 камеры. Это в два раза больше, чем в Гонконге, и в шесть раз больше, чем в Пекине. Как минимум 160 городских камер подключены к системе распознавания лиц. Система работает на митингах, в наземном транспорте и в метро (подробнее о том, как за нами следят, читайте в большом гиде The Village). Маскировка очками, капюшоном или кепкой не спасает, а специальный макияж и бесформенные маски привлекают слишком много внимания.

Американский художник Лео Сельваджио придумал маску URME еще в 2014 году. 3D-маска с внешностью Лео помогает обмануть системы распознавания лиц: они идентифицируют по маске художника, а не человека, который за ней скрывается. По словам Лео, смысл проекта в том, чтобы заменить свое лицо чужим, не привлекая внимания окружающих. Специальный корреспондент The Village Иван Сурвилло неделю носил маску — на улице, в метро и общественных местах, — чтобы понять, как на нее реагируют полицейские и прохожие.

В первый раз минут пять пытался найти нужное положение, чтобы глаза были по центру глазниц и смотрелись более-менее естественно. Оказывается, для этого надо просто прижать маску к носу и поднять резинку на затылок.

Маска URME сделана из композитного материала, покрыта матовым лаком и полностью повторяет лицо Лео Сельваджио. Резинка, которая идет в комплекте, слишком сильно прижимает маску к лицу, так что через пять минут становится больно. Чтобы продолжить эксперимент, пришлось заменить резинку тонкой красной ниткой, для надежности сложив ее в пять раз. Надел очки — они держались, но маска еще сильнее давила на уши.

Изнутри URME похожа на лакированный пластик телесного цвета, но после нескольких дней ношения она обесцвечивается от пота и напоминает гипсовый посмертный слепок. Маска чуть-чуть закрывает боковой обзор, ее края прилегают плотно, а вот подбородок — не очень: в щель можно просунуть мизинец, на улице туда задувает ветер.

На Арбате в десять утра народу не так много, и на мой внешний вид прохожие никак не реагируют. Я специально замедлил шаг, проходя мимо полицейских, — они тоже не обратили на меня внимания. Замечали меня только дети. Сначала — маленькая девочка на улице. Она долго смотрела на мое лицо, а потом начала что-то возбужденно говорить маме, но той, кажется, было все равно. Потом, в вагоне метро я встал у задней двери, и рядом была девушка с малышом на руках. Он дважды схватил маску за нос, но никто вокруг не обратил на это внимания, в том числе его мать.

Читайте также:  Почему ребенку нельзя смотреть через голову ребенка

На улице внутренняя часть маски постепенно покрывалась капельками пота. Сначала это раздражало, но через полчаса поймал себя на мысли, что не чувствую маски — просто привык к ней. Потихоньку начал уставать нос, на котором лежал основной вес конструкции. Еще нос ощущал слабый сладкий запах: видимо, так пахнет лак, который покрывает ее изнутри.

На входе в редакцию я хотел снять маску, чтобы не шокировать охрану, но замешкался: класть в рюкзак не решился — боялся поцарапать, нести в руке — слишком крипи. Тупил минуту, потом просто прошел мимо охранника в ней.

Вечером пошел снег. Сама маска от него не пострадала, но ветер задувал под нее сильнее. Пластик стал холодным и неприятным. Чтобы согреться, начал дышать в нее ртом. Стало теплее, но принялись слезиться глаза. Моргать в маске неудобно: несколько раз чувствовал, будто ослеп на секунду, — приходилось уворачиваться от столкновения с прохожими.

Маску я носил (почти не снимая) всю неделю. За это время раз пять заезжал за едой в разные магазины. Лишь однажды охранник «Азбуки вкуса» заметил на мне маску, потянулся было к рации, но так никого и не вызвал. По пятам не ходил, только поглядывал в мою сторону. В «Пятерочке» ни охрана, ни продавцы мной не заинтересовались.

Ради эксперимента зашел в большой торговый центр: фланировал по «Европейскому» около часа, заходил в Nike, Banana Republic и Henderson. Даже консультанты не удостоили меня вниманием.

Несколько раз покупал еду в кафе и киосках с шаурмой. Продавали без вопросов и уточнений. Проблема была в том, что по условиям эксперимента снимать маску на улице нельзя, поэтому поесть на ходу не получалось.

Один раз пришлось съездить в Сбербанк, поменять деньги. Сотрудница внимательно посмотрела на маску, сама выбила номерок в очереди и проводила до стеклянной двери, где находится обменное отделение. Больше ничего необычного.

В маске был даже на встрече с приятелем. Мы сидели в баре около часа: никакой реакции от посетителей бара и сотрудников не было. Правда, мой голос из-под маски слышен очень плохо, и беседы толком не получилось.

Самый показательный случай произошел в середине недели на перекрытом Новом Арбате: я решил снять на телефон гигантский кортеж (скорее всего, ехал кубинский лидер Рауль Кастро). Достал телефон и услышал резкий и неприятный голос: «Молодой человек, телефон уберите!» Сквозь прорези маски увидел, как мужчина в черном пальто идет ко мне быстрым шагом. «Я запрещаю вам снимать. Кто я — не имеет значения. Немедленно выключите камеру, дайте мне паспорт и отдайте телефон. Посмотрим, что наснимали». Во время монолога мужчина подошел ко мне неуютно близко, но экран моего телефона интересовал его больше моего лица. Я молча положил телефон в карман и спустился в подземный переход.

Маска в очередной раз подтвердила: в большом городе на тебя всем плевать. За семь дней на меня обратили внимание четыре раза: два раза дети, один раз — охранник из «Азбуки вкуса» и еще раз — сотрудница в банке.

Кажется, носить URME постоянно европейскому обывателю как-то глупо и не очень понятно, зачем. Все равно что постоянно держать в квартире юриста, электрика и батюшку на случай внезапной необходимости собственного соборования. Но если вам есть что скрывать или вы цените свою анонимность, то маска — нормальный и вполне рабочий вариант.

источник

На днях коллега по работе стал возмущаться тем, что видел в продуктовом магазине женщину в медицинской повязке (маске). Он возмущался тем, что человек живет в обществе и от всего защититься нельзя, а эта женщина шокирует других своим поведением и демонстрирует свою брезгливость